Djabe | Репортажи | Рок Восточной Европы
Рок Восточной ЕвропыПроект Андрея Гаевского

Djabe
Джаз-клуб Игоря Бутмана на Красных Воротах, 19.06.2012

   

Программа выступления:

Состав:

Sheafs Are Dancing
Аттила Эгерхази — основатель, лидер, композитор и гитарист
Wind And Bell
Золтан Ковач — клавишные
Tájak
Ференц Ковач — скрипка, труба
Dark Soup
Тамаш Барабаш — бас
Szemrehányás
Силард Банаи — барабаны
Clouds Dance
Angklung
City Of Habi
Omachule
Erdő, Erdő/Pastoros
Butterfly
Firth Of Fifth/Distant Dance/Los Endos
A Fátyol Mögött
   

Как только распался Советский Союз и к нам хлынула вожделенная западная культура, бывшие сожители по соцкоммуналке, словно надоевшие супруги, разбежались и наглухо позапирались в своих суверенных квартирах, оставив бывшего управдома — Россию — в гордом одиночестве. С тех пор мало что изменилось. Не секрет, что венгерские, чешские, польские и прочие музыканты ощущают себя членами общей европейской семьи, поэтому стремятся состояться на Западе, лишь изредка заглядывая на Восток. Поэтому визит любого ансамбля из Восточной Европы — это событие, особенно если это такой профессиональный и интересный ансамбль, как Djabe. Исторически у нас с венграми много общего: повествования о гуннах Аттилы, набегах Чингисхана, уральской прародине венгров соприкасаются с российской историей и вызывают фолклорно-этнографический интерес.

Все участники ансамбля — яркие индивидуальности, которые, впрочем, лишены диктаторских замашек и беззаветно служат лишь одной богине Сарасвате — покровительнице искусств в индийской мифологии. Знакомьтесь: Аттила Эгерхази — основатель, лидер, композитор и гитарист, а также руководитель издательской фирмы Gramy Records; Тамаш Барабаш — один из лучших басистов и звукоинженеров Венгрии, а в последние годы — основной аранжировщик и композитор группы; Силард Банаи — отличный ударник, призер Golden Drumstick Award, участник нескольких проектов; Золтан Ковач — клавишные, выпускник Музыкальной академии Ференца Листа, знаток и любитель российской фортепианной школы; Ференц Ковач — человек с множеством талантов: трубач, скрипач с огромным опытом работы и сольными дисками, а также чемпион Европы по кэндо (фехтование на мечах), известный винодел и изготовитель резной мебели.

В иллюстрациях к альбомам часто используются репродукции картин известного в Европе художника Имре Эгерхази — отца Аттилы.

Время и место



Концерт начался ровно в 20:30. Московским слушателям повезло: в Питере на фестивале PetroJazz 17 июня 2012 г. музыканты отыграли лишь 50-минутный сет, а в Джаз-клубе Бутмана дали полноценный концерт длительностью около двух с половиной часов. Едва ли где-то еще возможно было насладиться музыкой группы в таком количестве. Можно поспорить о том, соответствует ли это место выступления музыке. Обстановка в клубе Игоря Бутмана достаточно строгая и камерная. Мягкие пастельные тона внутренней отделки настраивают на спокойный вечер за бокалом шампанского в обществе дам в вечерних туалетах под нежное урчание саксофона и мягкой поступи ритм-секции какого-нибудь джазового трио. Зал рассчитан на восемьдесят человек, но пришло около около пятидесяти. Учитывая количество, можно подумать, что это закрытая дружеская вечеринка. По сути так и есть: деньги, вырученные за билеты, пошли на оплату перелетов и аренду аппаратуры, поэтому музыканты толком ничего не заработали. Сцена явно не рассчитана на большие составы из пяти и больше человек, поэтому Djabe разместились на ней довольно плотно. Весь вечер меня не покидало чувство, что такой открытой динамичной музыке явно тесно в чопорной обстановке. Ей больше подошла бы открытая площадка на свежем воздухе.

Силард Банаи — один из лучших и самых востребованных ударников Венгрии.

«Сучья заварка» по-венгерски

Группа Djabe, что означает «свобода» на языке африканской народности ашанти, образовалась в 1995 году из двух музыкантов — Аттилы Эгерхази и покойного ныне Андраша Шипоша (Шипи). Андраш играл на африканских, индонезийских, арабских ударных инструментах и, следуя по стопам Майлса Дэвиса, заложил мультикультурный фундамент проекта, ибо все начинается с ритма. Увлечение экзотичными ритмами наиболее ярко запечатлено на дебютном альбоме 1996 года. В дальнейшем, музыка усложнялась, ширилась и дополнялась звуками новых инструментов, оттенками и настроениями на протяжении двадцати с лишним альбомов.

Венгры явились к нам в ярко красочном лоскутном стилистическом «халате» с диковинными лицами и образами во обложках своих альбомов. Их национальная идентичность оказалась глубоко запрятанной в пестрой смеси из мировой этнической музыки; выставлять же на показ лубочную венгерскость, как матрешки на Театральной площади, они явно не собирались. На концерте Аттила заведовал, главным образом, редкой перкуссией, индонезийским инструментом ангклунгом, прочей экзотикой и играл на ритм-гитаре. Уже к третьей композиции стало совершенно очевидно, что выступают маститые профессионалы. Мало кому удается так вкусно замесить мультикультурное тесто и испечь его в форме модерн-джаз-рока, фанки-фьюжн, доступного, сочного, яркого и задушевного. Децентрализация партий инструментов привела к тому, что их музыка получается очень легкой, свободной, пластичной, но в то же время очень мускулистой, выразительной, по-западному сбитой. Золтан и Ференц в связке клавишные — труба дополняют друг друга превосходными соло, совсем не оттесняя друг друга. Такой подход к аранжировке позволяет с легкостью лавировать межу импровизациями, народными мелодиями и прогрессив-роком. Но должен сказать, что музыканты избегают глубокого погружения в народную музыку и стараются сохранять джаз-роковый формат. Хотя композиции и сочинены по академическим канонам, в них отсутствует драматическое развертывание, характерное для прогрессив-рока. Если вам известна продукция американской фирмы GRP Records, то вы с легкостью узнаете мотивы, свойственные исполнителям подобного рода. Единственное исключение — это версия композиции Genesis «Firth Of Fifth», в которой Аттила играет единственное соло за весь вечер а-ля Стив Хэккет. Кстати, этот музыкант наряду с Дэвидом Гилмором, Джоном Маклафлином, Ральфом Таунером числится среди любимых гитаристов Эгерхази.

Второй справа — Евгений Саламатин — организатор гастролей ансамбля в России во время завершения концерта. Евгений также написал историю Djabe, основанную на интервью, данных группой.

Стив Хэкетт

Совместные выступления с бывшим гитаристом знаменитой арт-рок-группы Genesis сделали Djabe известнее за рубежом, в том числе и в России. Gramy Records под патронажем Аттилы в числе прочего занимается также распространением сольных альбомов Стива Хэкетта, изданных на его почившей фирме Camino Records: «Bay Of Kings», «Momentum» и многие другие. На этой почве музыканты и познакомились. Разговорившись с компаньоном, Хэккет очень заинтересовался принципом игры Djabe, по которому музыканты передают определенное звучание, словно эстафетную палочку друг дружке, что делает музыку очень текучей, плавной, трудно персонифицированной. Совместные концерты с начала 2000-х годов очень нравятся Хэкетту, так как они свободны от клише и во время игры приносят массу интересных находок. Это то, чего он добивается и со своей группой.

Стив — далеко не первый из Genesis, кто идет на контакт с джазом и этнической музыкой. Спомните Фила Коллинза с его участием в джаз-рок-группе Brand X, Питера Гэбриэла, с которым записывались армянские, туркменские и пр. музыканты. Djabe гастролировали со Стивом во многих местах, побывав и в России, в Калининграде, в 2010 году.

«Переночевав в доме Аттилы в Будапеште, мы направились в Калининград, где состоялось мое первое знакомство с Россией. Это очень красивый город, и фестиваль проходил в парке. Над концертной площадкой возвышается памятник популярному гитаристу Владимиру Высоцкому, который, увы, ушел в мир иной молодым в 1980 году. Битком набитый музыкальный фестиваль стал прорывом, было по-настоящему здорово наконец-то соединиться с российскими фэнами, которые оказались очень приветливыми. Странно думать, что однажды моя музыка там была сочтена идеологически вредной, но, как говорит мой венгерский приятель Петер Паллаи, запреты и гонения лишь подхлестнули интерес к ней...» — рассказывал Стив. Калининградское выступление тандема и фотографии с него украсили последний, великолепный двойной альбом Djabe «In The Footsteps Of Attila And Genghis». Послушайте и сравните, как естественно композиция Барабаша «Butterfly» переходит в хэкеттовскую «Last Train To Istanbul» и уводит к корням в «In That Quiet Earth» от Genesis с альбома «Wind & Wuthering». Похоже, сотрудничество замечательных музыкантов только набирает обороты, и впереди нас ждут не только концертные, но и студийные совместные альбомы.

Прогулка

Уже на следующий день рано утром я стоял у знакомых пенат Венгерского культурного центра, что на Поварской улице, в ожидании героев вчерашнего выступления. Дело в том, что я немного говорю по-венгерски и предложил провести мини-экскурсию к стенам Кремля. Надо признаться, венгры порой готовы расцеловать любого, кто знает хотя бы пару слов на их родном языке. Музыканты, самому младшему из которых — Золтану Ковачу — 39 лет, веселой гурьбой высыпали на улицу. Давешняя сосредоточенность и серьезность куда-то исчезли и передо мной стояли веселые, остроумные Аттила, Золтан, Тамаш и концертный звукорежиссер Габор Зрупко. Мы не спеша зашагали в сторону улицы Воздвиженка, обмениваясь репликами. Пианист Золтан Ковач все время шутил и признавался в любви к российской фортепианной школе в лице Николая Петрова, Бориса Березовского и мн. других. Я старался не уступать ему и, завидев в Александровском саду группу азиатских туристок в одинаковых нарядах под красным флажком, сказал, что это, наверное, женская сборная по футболу из Северной Кореи.

Отрадно, что связи венгров и русских теперь определяются культурой, а не политиками. О чем я думал по пути? О том, что став свободными от идеологической опеки, мы можем заново открыть друг друга как части разноликой, но единой мировой культуры. Пройдя вдоль Исторического музея, мы оказались на Красной площади, где уже была смонтирована сцена для выпускного бала. Аттиле, архитектору по образованию и сыну знаменитого художника, не понравились казенные декорации, но мы согласились с тем, что такие размеры сцены больше соответствуют масштабу группы. Я не стал расстраивать их тем, что площадка, в общем-то, предназначена для презренной попсы. Не мог я не задать вопрос насчет Хэкетта его друзьям по Djabe. Аттила сказал, что планируется совместный студийный альбом, но сейчас Стив временно занят. Это меня очень обрадовало, так как совместных «живых» альбомов у них уже предостаточно, и такой шаг был бы естественен для них. Перекусив в кафе, мы переключились на более земные темы: сравнили цены, быт, проблемы творческих людей в современном мире. После чего я отдал должное венгерской джаз- и рок-музыке, попутно выяснив, что известный венгерский прогрессив-рок-ансамбль Panta Rhei происходит из родного города Аттилы — Дебрецена. Времени у нас оставалось немного, так как группа вскоре улетала домой. Мы по-дружески распрощались, и я выразил надежду на скорейшее возвращение — все равно, с Хэкеттом или без него.

P. S. Это случилось во второй раз в Москве 15 октября 2015 года все в том же клубе Игоря Бутмана, но на Таганке.


Репортажи
Рассказы
Обзоры
27.10.2010
17.04.2012
19.06.2012
Djabe
06.09.2014
 
Интервью
Прочее
Габор Немет: «...Dinamit возвращается...»
   
   
   

Использование и цитирование материалов этого сайта допускается только со ссылкой на источник.

© 2008–2016 Рок Восточной Европы
Электропочта: andrei@gaevski.ru